Из цикла Наташкино детство

*************

А можно мне посмотреть вон ту куклу?, - спрашивала маленькая, лет пяти, черноглазая девочка, стоя возле прилавка сельского магазина промтоваров. Кукла действительно была красивая импортная, в голубом с кружевной отделкой платьице, в голубых же туфельках с бантиком. Но самое замечательное - она продавалась вместе с колясочкой. Ах, колясочка это мечта всех маленьких девочек!!!

Нужно сделать что-нибудь хорошее, чтобы мама мне ее купила, - думала девочка, собираясь идти домой. До дня рождения еще далеко, на улице стоит июнь, а День рождения будет только зимой. Ей так хотелось эту куклу с колясочкой, она так замечталась, что не заметила, как уже дошла до дома. Во дворе мама развешивала белье, навстречу выбежала любимая собака девочки черный пойнтер по кличке Бек. Ласково облизав ее руки, он, виляя хвостом, выбежал на улицу на обычный вечерний собачий променад.

Наташа, ты где так долго ходила, я уже начала волноваться,- теплые мамины руки, почему-то всегда пахнущие карболкой, обняли девочку. Мама у Наташи была врач, точнее врач-инфекционист по особо опасным болезням, о которых никто толком ничего не слышал и не знал. Это была очень добрая, простая в общении женщина, очень преданная своей профессии, как она говорила любимой холере. На работе маму Наташи очень уважали, и было за что она была Врачом-профессионалом с большой буквы. Наташа была сильно привязана к матери, ей всегда не хватало общения с ней, так как из-за своей профессии мама очень часто уезжала в командировки. Несмотря на юный возраст, девочка уже умела довольно бегло читать, а потому ей требовались постоянные разъяснения по поводу и без повода после очередной прочитанной книжки.

Наташка, пошли играть в войнушку, будешь нашей медсестрой, - навстречу ей выбежал вихрастый загорелый мальчишка, ее старший брат, с ободранными коленками и рогаткой в кармане коротеньких шорт. Игра в войнушку это самая любимая игра! В игрушечные ружья заряжались патроны это была сушеная вишня или рябина, лица вымазывались в грязи, для маскировки. Вся ребятня делилась на наших и не наших, кто-то прятался в арыках, представляя, что это были окопы, а кто-то шел в атаку, обстреливая воображаемых врагов патронами-вишнями, или, что было очень опасно мелкими камушками. Жить в селе, а точнее в поселке городского типа, где-то возле Аральского моря, было очень интересно. Когда-то, во время войны, сюда эвакуировались семьи из блокадного Ленинграда, поэтому культурный уровень сельчан был очень высоким. Летними вечерами жители соседних домов вместе с детьми часто разжигали костры из остатков соломы после сенокоса, пекли картошку, пели песни, дети играли в пятнашки, взрослые обсуждали дела прошедшего дня или просто делились новостями. Воспоминания той поры всегда будут волновать Наташкину душу...

Нет, не пойду. Я лучше дома поиграю, - девочка забежала по таким знакомым ступенькам домой. Каково же было ее удивление, когда она увидела в своей комнатке точно такую же куклу, какую она увидела в сельском магазине. Она лежала в игрушечной колясочке, и голубые туфельки выглядывали из-за ее края. Я назову ее Танечкой, - подумала Наташка, вынув куклу и любуясь кружевным платьицем, крошечными носочками и чепчиком. Рассматривая кукольное лицо, она подумала, ну какие же они все-таки красивые куклы! И глазки синие-синие, и ротик бантиком, и носик - курносик. И тогда впервые Наташа задумалась, что ведь людей, красивых такой кукольной красотой, она за свою короткую жизнь не встречала. Но эта взрослая мысль, мелькнув в маленькой головке, тут же умчалась, и Наташа, довольная приятным сюрпризом, уже с удовольствием играла со своей новой куклой.


************

. Доченька, иди ко мне! - большие красивые руки отца подхватили маленькую девочку, которая не стала, как обычно, выбегать навстречу отцу через центральный вход в детский сад, а перелезла через забор.

Отец сказать, что красивый мужчина, значит, сказать очень мало, или не сказать вообще ничего. Высокий, широкоплечий, узкий в талии, - волосы кудрявились, и как говорила маленькая Наташка, - закручивались в заварное пирожное на лбу. Брови о, брови у отца были замечательные полет орла. Позже, когда Наташа подросла и стала изучать роман Шолохова Тихий Дон, она всегда сравнивала описание Гришки Мелехова с внешностью своего отца: и зеленые глаза с прищуром, и брови, и кудрявые волосы, только вот нос у папы был прямой, классический, а не с горбинкой, как у Гришки.

В глазах маленькой Наташки отец имел огромный авторитет и самое примечательное, что он рос одновременно с девочкой. Сначала это выражалось в том, что отец (в отличие от мамы) никогда не оставлял девочку в ночной группе детсада. Ночная группа для детишек это как наказание, но неизвестно за что. Даже если отец уезжал на свою любимую охоту или рыбалку на два-три дня, он всегда строго наказывал матери, чтобы она забрала Наташу с садика. Что, в общем-то, не мешало матери не исполнять строгого наказа отца. Потом, в уже старшем возрасте Наташки, отец стал учить и давать так много от приготовления пищи до просто житейских советов, от обсуждения важных событий в семье до разговоров о жизни в целом, рассуждений и философии о человеке и человечестве. Приводились примеры из личного опыта, что, конечно же, очень помогло в дальнейшей жизни Наташи, но об этом будет сказано позже.

А пока, папины руки подхватили девочку, закружили, и отец прижал ребенка к себе.

А поедем купаться на Сырдарью? - отец любил эту красивую, некогда полноводную могучую реку. Они часто всей семьей ездили на нее ловить раков, или просто на рыбалку.

Мы вдвоем поедем?- Наташка запрокинула голову, ведь казалось, что папа где-то очень высоко. Да нет, мама с братом уже ждут нас дома. Посадив девочку в люльку мотоцикла Урал - гордость их семьи, - отец поехал к дому.

Дело было к вечеру, - время для ловли раков, - и семья предвкушала о том, как они их наловят, сварят и поужинают на берегу реки

Уже потом, засыпая, девочка подумала о том, что как все-таки хорошо они провели этот вечер. Накупавшись вдоволь, наловив с фонариками раков, а потом, конечно же, поиздевавшись над бедными речными обитателями что только не делали: тыкали в их клешни соломинки, заставляя их пятиться назад (детей это всегда очень забавляло), устраивали рачьи бега, давали их понюхать псу и т.п. Наконец, побросав (и кто только придумал эту зверскую процедуру) раков в кипящую воду и плотно поужинав, они счастливые приехали домой. Отец бережно накрыл своего железного коня брезентом, проверил засовы на воротах и, погладив верного Бека, зашел домой. Укладывая детей спать, именно отец рассказывал им сказку на ночь, пел волшебные татарские народные песни и под тихий мелодичный напев, Наташка сладко засыпала